Выпускники-бакалавры снижают собственные шансы на трудоустройство

Ряд экспертов полагает, что Болонская система, предполагающая двухступенчатую систему образования, введена в России слишком рано. Выпускники могут оказаться перед невеселым выбором: остаться бакалавром и существенно снизить шансы на трудоустройство или же тратить время, деньги и нервы на полноценное образование. Причем, несмотря на международные стандарты, о которых говорят сторонники Болонской системы, риск, что выстраданный диплом магистра все равно не будут признавать за рубежом. весьма велик, констатирует газета «Новые известия».

Основная проблема заключается в том, что образовательные стандарты у нас до сих пор не согласованы с европейскими. Комиссия, которая должна была этим заниматься, просуществовала ровно год — с 2003 по 2004-й. В европейских вузах действует зачетная система накопления баллов: большую часть курса занимают лекции, потом идет зачет по ним, далее студенты делают творческую работу, следом — сдают зачет по творческому курсу, а далее все подытоживается. В России порядок иной: лекции, параллельно — практические занятия, семинары и подготовка курсовых работ. А результаты смотрят на итоговых занятиях, зачетах и экзаменах.

Известно, что студенты, поступившие до 2009 года, будут учиться пять-шесть лет на специалиста. Специалитет также сохранен для военных, силовиков, некоторых творческих профессий. В ряде престижных вузов не собираются отказываться от специалитета и на других факультетах.

Такая модель подготовки кадров разрушает систему непрерывного высшего образования в сфере культуры и искусства, — рассказал «Новым известиям» проректор по учебной и художественно-творческой деятельности Самарской государственной академии культуры и искусств Евгений Грузинов.  Болонская система вносит диссонанс в не имеющую аналогов в мировом художественно-образовательном пространстве современную трехзвенную модель подготовки профессиональных кадров — детская школа искусств — училище — вуз. Студенты в полной мере раскрывают свой творческий потенциал только на пятом курсе.

Сторонники системы полагают, что она намного гибче специалитета. Студент получает базовые знания на протяжении четырех лет, а после этого волен выбирать более узкую специализацию в магистратуре. Первая выбранная профессия зачастую оказывается неверной, особенно у мальчиков, — пояснила НИ социальный психолог Наталья Варская.  Юноши идут, куда взяли, лишь бы в армию не попасть. В столь юном возрасте трудно с уверенностью сказать, кем хочется быть.

Вопросы вызывает также изменение программы обучения. Знания, которые надо вложить в головы студентов, преподавателям приходится урезать на свое усмотрение, ведь никаких общих стандартов не существует, — говорит Сергей Комков.  То, что раньше давалось на протяжении пяти-шести лет, надо утрамбовать в три с половиной года, поскольку первые полгода тратятся на то, чтобы дотянуть вчерашнего школьника до уровня первокурсника.

Увы, но отечественный рынок труда просто не подготовлен к нашествию бакалавров. По данным рекрутингового портала Superjob, 35% работодателей приравнивает бакалавров к претендентам, имеющим неполное высшее образование, а 8% — к выпускникам ПТУ. Тот факт, что человек отучился в вузе четыре года вместо пяти, говорит о том, что он спешил покинуть учебное заведение, — аргументируют свою позицию респонденты.

Впрочем, эксперты называют и другую причину рабочей дискриминации. Понятия бакалавр и магистр до сих пор не внушают россиянам доверия. Поэтому из общего числа выпускников степень бакалавра получают всего несколько процентов, — рассказала НИ проректор по учебной работе и инновационному развитию Поволжской академии государственной службы им. А.П. Столыпина Лариса Константинова.  Раз бакалавриат считается второсортным образованием, туда поступают лишь самые слабые абитуриенты, до магистра и вовсе почти никто не доходит. Остальные готовы учиться на платной основе, но получить традиционную специальность.

Российские выпускники с дипломом магистра имеют намного больше шансов на трудоустройство. Вот только перейти на вторую ступень образования крайне сложно. Число мест в магистратуре относительно бакалавриата в идеале должно составлять не более 30%, при этом бюджетных мест в ней предполагается делать около 20%. Фактически российскую молодежь приглашают заниматься наукой за собственный счет, говорят эксперты. Обучение в магистратуре стоит примерно столько же, сколько и в Гарвардском университете: от 12 тысяч долларов в год, — подчеркнул Сергей Комков.  А качество образования там несоизмеримо.

Впрочем, «ускоренное» получение высшего образования может вообще привести к уменьшению студентов. Которое усугубляет снижение поступающих в вуз. Ведь не секрет, что уменьшение числа выпускников российских школ приводит к тому, что российским вузам сегодня некого учить. Об этом, к примеру, заявил министр образования и науки Андрей Фурсенко.

Проблема в том, что действительно некого учить, об этом мы говорили неоднократно. Эта проблема реально существует. И что с ней делать, затаскивать силком или все-таки создать реальную конкурсную среду в вузах, в которые человек поступает не потому, что больше никого нет, а потому, что он на определенном уровне, — сказал министр.

Я могу сказать, чтобы этого не было, надо резко сократить количество бюджетных мест. Хотите, чтобы везде был страшный конкурс, возьмите, уполовиньте, — сказал он, добавив, что это не призыв к сокращению бюджетных мест в вузах, так же, как и не было призыва сократить количество учителей.

По мнению Фурсенко, вузам не стоит принимать людей, ?которые сами не знают, куда они хотят учиться. Давайте сохраним финансирование, резко увеличим содержание бюджетных мест, и вот вам ответ — деньги придут те же самые, а людей будет меньше, — предложил министр.

Министр отметил, что он не уверен, что это мера правильная на сегодняшний день, но, если у нас за 3-4 года количество выпускников школ уменьшается вдвое, то рассчитывать на то, что будут те же самые конкурсы и та же самая востребованность каждого места в вузе, не приходится.

www.rian.ru